5 глава. Похищение в Заскочье

[На заметку: в этой главе встречаются примечания. Их расшифровку смотрите в конце главы]

Очередной тёплый сентябрьский день клонился к своему завершению. Солнце всё ниже опускалось к горизонту, тени удлинялись, а звон цикад становился всё громче и пронзительней. По Баклендскому тракту, главной дороге Заскочья, на большой повозке не спеша ехал Сэм Гэмджи со своим семейством — женой Рози и полуторагодовалой дочерью Эланор. Вместе с ними на повозке сидели ещё два хоббита — Фредегар Пузикс и Фолко Умникс, оба — старинные приятели Сэма. Хоббиты направлялись в Заскочье и уже два дня как находились в пути. Заночевав накануне в таверне «Золотой Пескарь», утром они миновали Брендидуинский Мост и уже спустя несколько часов подъезжали к конечному пункту следования.

В отличие от своих товарищей, Сэм ехал при полном боевом снаряжении — в мифрильной кольчужке и с Жалом на поясе, укрытых старым, видавшим виды эльфийским плащом. Впрочем, Фредегар и Фолко тоже не выглядели безобидными пейзанами — оба были вооружены крепкими дубинами. Несмотря на то, что Война Кольца завершилась ещё несколько лет назад, а вслед за этим из Шира изгнали и прихвостней Сарумана, иногда в край хоббитов время от времени нет-нет да и забредали разного рода лиходеи. Потому дополнительные меры предосторожности порой оказывались совсем не лишними.

К счастью, нынешняя поездка прошла без происшествий, и путники мирно достигли Заскочья. Благополучно преодолев Заплот[13], Сэм с семьёй и приятелями потихоньку двигался по дороге на юг, к Кривражкам, где нынче жили Мериадок Брендискок и Перегрин Тук. В последние годы друзья периодически навещали друг друга, вот и Сэм в который уже раз сподобился, хотя с семьёй он отправился в Заскочье впервые.

Дорога шла вдоль берега, где во множестве сидели местные рыбаки и ходили вверх-вниз по течению небольшие лодки и плоты.

— Брр, — передёрнул плечами Фредегар, провожая взглядом очередную такую лодку. — И как они не боятся? Никогда не полезу в эти посудины!

— Да ни одна из них тебя и не выдержит, — рассмеялся Фолко, — хотя ты и постройнел после застенков Сарумана в Микорытах.

— Вот и замечательно! — благодушно отозвался Фредегар.

Несколько лет назад, пострадав от гонений Сарумана, он действительно изрядно исхудал, но за последовавшие годы всё же сумел поправиться, хотя и не стал таким толстым, каким был раньше.

Дом Мерри и Пиппина находился на отшибе Кривражек, и вскоре повозка с нашими путешественниками уже подъезжала к его высокой живой изгороди. К недоумению путников, из-за неё доносился какой-то непонятный стук, сопровождавшийся громкими возгласами Мерри и Пиппина.

— Получай, жалкий трус! — восклицал первый.

— Ах, так! Вот тебе! — вторил ему Перегрин.

— Кажется, они с кем-то дерутся! — встревоженно заметил Фолко, соскакивая с тарантаса и бросаясь к калитке, едва заметной на фоне зелёной ограды. — Друзья, держитесь! — закричал он. — Мы уже идём!

Сэм с Фредегаром переглянулись, однако ж последовали за ним. Калитка оказалась не заперта, и три гостя, выкрикивая воинственные кличи, стремительно ворвались на круглый дворик, окаймлённый деревьями. И тут же увидели Мерри и Пиппина, в удивлении застывших посреди лужайки с деревянными мечами в руках. Кроме них, никого здесь больше не было.

— Сэм? Фолко? Фредегар? — всплеснул руками Пиппин, радостно кидаясь им навстречу. — А мы ждали вас лишь завтра.

— Мы решили приехать загодя, чтобы отметить День Рождения Фродо и Бильбо без суеты, — ответил Сэм.

— И правильно сделали, — улыбнулся Мерри, подходя к друзьям и пожимая им руки.

— А вы, я гляжу, тренируетесь, — указал на их деревянные мечи Фолко и несколько смущённо добавил: — А я уж решил, что на вас напал кто-то…

— Не забывайте: мы всё ещё воины Рохана и Гондора, — со значением сказал Пиппин, — и должны повышать свои боевые навыки, каковых нам явно не хватало во время Войны…

— А вот вы чего так вырядились? — кивнул на вооружение новоявленной троицы Мерри. — Словно на битву собрались…

— Есть причины, — веско обронил Сэм и многозначительно переглянулся с Фолко и Фредегаром.

— Случилось что? — тут же озаботился Пиппин.

— Случилось, — помрачнел Сэм. — А вы разве не слышали?

— О чём? — прищурился Мерри.

— О нападении, — коротко бросил Фолко.

— О каком нападении?! — вытаращили глаза хозяева дома. — Кто на кого напал? И где?

— На Сэма напали… — сказал Фредегар.

— Когда?!! — выпалили в один голос Пиппин и Мериадок, изумлённые до крайности. — Уж не по дороге ли к нам?..

— К счастью, нет! Но об этом вы узнаете чуть позже, а пока встречайте новых гостей! — раздался тут от входа с улицы звонкий голос, и во двор зашла Рози, ведя за ручку дочь.

— Рози! Эланор! — воскликнули Мерри и Пиппин, подбегая к ним. — И старина Хэм, поди, тоже с вами?

— Нет, — мотнул головой Сэм. — Отец остался в Бэг-Энде. Сказал, что ему уже тяжеловаты такие путешествия.

— Жаль… — вздохнул Мерри. — А как вообще он поживает?

— Да пока держится.

— Ну а вы-то сами нормально сюда добрались? Обошлось без осложнений? — в свою очередь спросил Пиппин.

— Да, всё прошло хорошо, — ответила Рози. — Мы приехали на повозке, что купили нынче летом. Сходите к ней, мальчики, там мы привезли кое-какую снедь и бочонок свежего пива из «Золотого Пескаря»…

— Из «Золотого Пескаря»?! — восторженно завопил Пиппин. — Чую, завтра у нас выйдет знатное празднество!

Пиво из «Золотого Пескаря» издавна считалось лучшим в Восточной Чети Шира, и на его качество нисколько не повлиял снос старого трактира по приказу Сарумана несколько лет назад. Наоборот, после постройки новой таверны с прежним названием тамошнее пиво стало даже лучше. Хотя, возможно, так только казалось нашим хоббитам, истосковавшимся по хорошей выпивке за год войны.

Оставив повозку прямо возле ограды, друзья первым делом занесли в дом пиршественные припасы и немногочисленные дорожные вещи, лежавшие там. После чего распрягли двух крепких пони, безропотно тащивших пятерых ездоков и их поклажу от самого Бэг-Энда, и разместили их в конюшне, где уже стояли пони Мерри и Пиппина. Затем Рози уложила Эланор спать, а сама по-хозяйски упорхнула на кухню готовить ужин. Мужская же часть компании, рассевшись в уютной гостиной на креслах и диванчиках, закурила трубки и стала активно обмениваться накопившимися новостями.

— Ну, так что у вас там стряслось в Хоббитоне? — в первую очередь поинтересовался Мерри у Сэма.

— Неспокойно стало в Хоббитоне в последнее время, — нахмурился тот. — Опять бандиты расплодились. С некоторыми из них я и столкнулся пару недель назад буквально в нескольких милях от Уводья. Случилось это прямо средь бела дня, когда я совершал очередной «садовничий» обход. Вы ведь ещё не забыли, что я теперь главный садовник Шира и регулярно обхожу места, где после Войны рассеял благословенную землю Лориена? Вот и в этот раз я проверял, всё ли там в порядке…

— И что произошло дальше? — поторопил его Пиппин. — Кем оказались эти разбойники? И сколько их было?

— Их было четверо, и все — хоббиты. Лица их наполовину скрывали платки, но, судя по остальной одежде, они явно не местные, вполне возможно, из Брыля. Вооружённые кинжалами, они неожиданно выскочили из придорожных кустов и молча накинулись на меня, пытаясь достать своими клинками. По счастью, при мне был меч мастера Фродо, который я теперь всегда беру с собой в походы. Так что отбиться мне удалось, хотя и ценой порванной в нескольких местах одежды. В общем, получив отпор, нападавшие позорно бежали, а догонять их я не стал…

Сэм замолчал и с тревогой оглядел друзей.

— Ну а мэру Белоногу ты хоть сообщил об этом происшествии? — подал голос Пиппин.

— Разумеется. Только поиски злоумышленников ничего не дали, за исключением того факта, что ранее их видели ещё несколько хоббитов. Этим всё и закончилось. Поэтому, отправляясь нынче в Заскочье, я решил подстраховаться и не только дополнительно надел кольчугу из сокровищ Одинокой Горы, но и взял с собой двух провожатых — Фредегара и Фолко.

— Сам-то что по этому поводу думаешь? — спросил у садовника Мерри. — Это было случайное нападение каких-то бродячих налётчиков или же чётко спланированное действие?

Сэм пожал плечами.

— Ума не приложу, кто из хоббитов мог бы желать мне смерти… — озадаченно уронил он. — Все последние годы я был уверен, что врагов у меня больше не осталось…

— Значит, тебе банально не повезло напороться на обычных грабителей, — подытожил Пиппин.

— Не знаю, — с сомнением помотал головой Сэм. — Денег ведь они с меня не требовали, а просто выхватили кинжалы и без единого слова попытались меня продырявить…

— Мне тоже это всё кажется весьма подозрительным, — заметил Мерри. — Даже на фоне тех историй о разбойниках, что мне доводилось слышать раньше.

— И что это за истории? — с интересом посмотрел на него Фолко.

— Нет настроения их сейчас пересказывать, — нетерпеливо мотнул головой Брендискок. — Но если вкратце, то в них лиходеи очень часто не тратили время на пустые разговоры со случайными встречными, а просто без лишних церемоний их убивали, после чего спокойно обчищали неподвижные тела. Не исключено, что с тобой, Сэм, бандиты хотели поступить точно так же…

— Не исключено… — вздохнул тот, мрачно разглядывая пол перед собой.

— Что ни говори, а здесь есть, над чем покумекать… — пробормотал в свою очередь Фредегар.

И он был прав. Только дополнительные думы и дальнейшее обсуждение этой темы не помогли хоббитам пролить свет на проблему. Так что, когда наступила ночь, спать они легли весьма обеспокоенными и напряжёнными.

 

Следующий день, 22 сентября 1422 года по летоисчислению Шира[14], выдался туманным. Однако это не испортило настроения обитателям и гостям дома № 8 на Прилепной улице, дома, в котором жили Мериадок Брендискок и Перегрин Тук. Ведь этот день для них был праздничным — исполнялось 54 года Фродо Бэггинсу и 132 года его дяде Бильбо. Проспав до позднего утра, вся компания затем собралась в гостиной. Пока Мерри растапливал камин, все прочие расставили вокруг большого круглого стола стулья, разложили приготовленные кушанья, открыли бочонок с пивом — и праздник начался.

Как известно, все хоббиты любят поесть, и наши герои не являлись исключением. Их застолье продолжалось ни много ни мало четыре часа. И лишь затем все блаженно откинулись на стульях, парни закурили трубки, и полилась неспешная беседа о том о сём.

Вспомнив былое и поговорив о настоящем, все договорились устроить завтра пикничок на берегу Брендидуина, ибо разбегаться после долгой разлуки вот так сразу никто не хотел. Мерри даже предложил вполне конкретное место для этого — Зелёную Заводь, славившуюся своей красотой. Она находилась за пределами Заскочья, расположившись ровно посередине между южными воротами Заплота и рекой Ивлинкой, чуть выше Надборнских Болот, что лежали на западном побережье Брендидуина. Кроме того, у хоббитов Заскочья существовало старинное поверье, согласно которому всякий, искупавшийся в Зелёной Заводи, обретал неистощимую плодовитость. Поэтому данный живописный уголок обязательно посещали местные влюблённые парочки, собравшиеся пожениться или завести детей.

Так как дорога предстояла неблизкая, все легли спать ещё засветло, а уже ранним утром снова были на ногах. Быстренько позавтракав, хоббиты собрали в корзины остатки вчерашнего пира, захватили несколько подстилок, чтобы не сидеть на голой земле, и тронулись в путь. Гости опять ехали на повозке, а рядом скакали на своих пони Мерри с Пиппином. Важно восседая в сёдлах, братья неприкрыто щеголяли роханскими и гондорскими доспехами. Сзади у них развевались плащи, а на боках висели дунаданские мечи из Упокоищ, которые им некогда вручил Том Бомбадил. Точнее, подаренный ему клинок Мерри героически утратил ещё во время Пеленнорской битвы, но Сэм отдал ему свой, ибо у него теперь был меч Фродо.

Ухоженный и прямой, мощённый крепким камнем Баклендский тракт оказался очень удобной дорогой, поэтому, чтобы пересечь Заскочье с севера на юг, хоббитам понадобилось немногим более четырёх часов. И везде, где бы они ни проезжали, встречные прохожие уважительно приветствовали Героев Войны и их спутников.

Когда же маленькая компания наконец достигла Зелёной Заводи, то на её границе невольно остановилась, буквально онемев от восхищения. Открывшийся вид и вправду поражал воображение. Заводь представляла собой тихую бухточку, местами поросшую тростником и прелестными розовыми кувшинками. Высокий восточный берег Брендидуина тут плавно понижался и у самой воды был совсем пологим. Осень нынче неожиданно рано вступила в свои права, и посему почти все деревья Шира уже стояли укрытые золотом или багрянцем листьев. И лишь здесь, у прекрасной заводи, всё оказалось иначе: берег густо устилал изумрудно-зелёный ковёр травы, а чуть в отдалении живописным полукругом расположились толстенные вечнозелёные дубы, широченными кронами, словно куполами, накрывая и берег, и затон.

Минувшей ночью туман снова окутал окрестности, однако с первыми лучами солнца он постепенно начал отступать к Брендидуину, повиснув над ним рваными белесыми хлопьями, так что хоббитам в итоге не пришлось сидеть в промозглой сырости. А потому как с утреца было прохладно, Мерри и Фолко тут же принялись разводить костёр недалеко от воды, наломав для этого большие охапки сухого камыша. Вскоре на берегу в круге из камней весело плясали рыжие языки пламени, а компания друзей расселась подле него, поджаривая на прутиках сосиски. Тростник отчаянно дымил, но хоббитов это не смущало. Наоборот, они затеяли весёлую игру с ветром, всякий раз пытаясь уклониться от его хаотичных дымных порывов. Сэм по этому поводу даже сочинил стишок для своей дочурки:

 

«Прыг-скок — на носок,

Ты ступай за мной, дружок», —

Молвил тёплый ветерок,

Теребя младой листок.

 

«И мы любим поскакушки!» —

Вдруг заквакали лягушки,

И давай в траве скакать,

Кувыркаться, гарцевать.

 

Тут листок не удержался

И от ветки оторвался,

На ветру затрепетал,

В реку шмяк и — бульк! — пропал…

 

Так и веселились они некоторое время, пока в разгар этих посиделок к берегу, где сидели хоббиты, не прибилось вдруг большое, чёрное от воды суковатое бревно. Никто поначалу не обратил на него внимания — подумаешь, бревно. Таких брёвен в любой реке хватает. Но потом до Сэма внезапно дошло, что бревно-то приплыло не сверху по течению, а снизу — против оного… Пытаясь понять, как это могло произойти, он вперил взор в корягу и изумлённо замер: на него оттуда смотрели чьи-то глаза! Точнее, даже два глаза. Сэм чуть не подавился сосиской и крепко зажмурился, решив, что ему показалось. И действительно, когда он снова распахнул очи, странные буркала уже исчезли.

Сэм посмотрел на жену, на друзей, но они, похоже, ничего не заметили. Сэм хоть и слыл простоватым по характеру хоббитом, но и ему нельзя было порой отказать в хитрости. Изобразив на лице беззаботное веселье, он демонстративно отвернулся от реки, не спуская, однако, с бревна косого взгляда из-под прищуренных век. И едва не подскочил на месте: там опять показались два глаза, но уже с другого конца древесного ствола.

Поняв, что ему всё это не мерещится, Сэм судорожно сглотнул — очень уж данная ситуация напомнила ему Горлума, который преследовал Братство Кольца на Андуине после ухода того из Лориена. Вот только Горлум гарантированно погиб в пекле Ородруина, а глаза здесь были явно настоящими, живыми. Более того, Сэм чуть не закричал во весь голос, когда рядом с немигающей парой глаз неожиданно появилась ещё одна!

По спине главного садовника Шира прошёл липкий холодок, а память услужливо напомнила о недавнем нападении на него вблизи Уводья. И вот тут Сэм сообразил наконец, что пора действовать. Но, увы, ничего сделать уже не успел, ибо события вдруг стремительно понеслись вскачь. Из туманной завесы со стороны реки вдруг вылетел какой-то небольшой комок, который угодил точнёхонько в костёр. Раздалось оглушительное шипение, из огня повалил густой белый дым, мгновенно заполнив собой весь берег так, что и в футе от себя ничего нельзя было разглядеть. Хоббиты всполошились и дружно вскочили на ноги, кашляя и чихая.

— Что происходит? — закричал Мерри. — Пиппин, это опять твои проделки?

— Я тут ни при чём! — раздался возмущённый голос Перегрина. — Ай! Кто меня толкнул?

— Сэм! Сэм, ты где? — тревожно закричала Рози. — Нужно уносить Эланор, пока она не наглоталась дыма!

— Я здесь, дорогая, — отозвался Сэм. — Не вижу ни…

Не успел он договорить, как на него кто-то стремительно налетел, мгновенно сбив с ног и весьма бесцеремонно повалив наземь.

— Эй, осторожнее! — сдавленно воскликнул Сэм, чувствуя, что его вдобавок крепко держат за шею чьи-то руки. — Я не железный…

Но у земли дыма не было, и, оказавшись на мягкой перине прибрежной травы, Сэм смог наконец разглядеть того, кто его сбил. А рассмотрев, изумлённо застыл: его пригвождал к земле какой-то незнакомый хоббит, одетый в мокрый кожаный костюм. Хотя, возможно, хоббит был и знакомый, но его лицо почти полностью скрывала плотная чёрная повязка.

Воспользовавшись замешательством Сэма, незнакомец вдруг взмахнул рукой и резко опустил её на грудь садовнику. Тот успел заметить тусклый блеск металла, а затем его грудь пронзила тупая боль. Удар выбил из лёгких Сэма весь воздух, но зато он смог разглядеть в руке нападавшего стилет…

Впрочем, на нашем хоббите была мифрильная кольчуга, которую он не забыл надеть перед пикником, а потому удар кинжалом не причинил ей какого-либо ущерба. Целым остался и Сэм, если не считать, конечно, синяка, который обещал вскоре появиться в месте удара. Поэтому незнакомец очень удивился, когда, вместо того чтобы навсегда затихнуть, Сэм вдруг завопил во всё горло: «Берегись! Нападение!» Несостоявшийся убийца снова замахнулся клинком, метя уже в горло Сэму, но тот оказался шустрее и что есть силы двинул своим весьма немаленьким кулаком прямо по морде злоумышленнику. Лязгнув зубами, неизвестный моментально улетел куда-то в сторону.

И только тут Сэм различил шум борьбы, доносившийся со всех сторон. По всему выходило, что нападавших было несколько, и его друзья схватились с ними в рукопашной схватке.

— А-а-а! — вдруг раздался поблизости пронзительный крик Рози, сопровождаемый детским плачем. — Эланор!.. Отдайте дочку, негодяи!!!

— Рози! — вскричал Сэм, вскакивая на ноги.

— Сэм! — отозвалась та. — Они схватили Эланор!

— Я иду! — Сэм обнажил Жало и ринулся на её голос.

Но сразу же споткнулся обо что-то массивное и опять распластался на земле. Оглянувшись, он увидел неподвижное тело Фредегара Пузикса; из-под его головы растекалась лужица алой крови… Охнув, Сэм подполз к другу и склонился над ним. У Фредегара была разбита голова, но он ещё дышал, хотя и находился без сознания.

— Эй, кто-нибудь!.. — крикнул Сэм. — Тут Фредегара ранили!

— Сэм! — снова отчаянно завопила Рози. — У них Эланор!!!

Разрываясь между другом и дочерью, Сэм всё же определился и в итоге кинулся на голос жены. И тут же, словно придя ему на помощь, ветер внезапно усилился и стал дуть только в одном, юго-западном, направлении, мигом смахнув в сторону весь дым и обнажив Зелёную Заводь целиком.

Но открывшаяся картина отнюдь не выглядела радостной: костёр был кем-то нещадно затоптан, а его дымящиеся угли разбросаны по всему берегу, кругом в беспорядке валялись принесённые хоббитами подстилки и еда, а прекрасная прибрежная трава местами оказалась страшно всклокочена либо же вовсе выдернута с корнем из земли. Также куда-то подевались все пони, до этого мирно пасшиеся неподалёку. Кроме этого, Сэм отметил, что над Фредегаром уже склонился Фолко, пытаясь привести его в чувство, а Рози и вымазанные в саже Пиппин и Мерри стоят по колено в реке с весьма ошарашенным видом.

Да и было отчего не прийти в изумление: по Брендидуину плыл корабль! Не лодка или плот, каких в Заскочье имелось немало, а настоящий корабль с большим прямоугольным парусом. Размерами этот корабль значительно превосходил корабли лориенских эльфов, но выглядел менее изящно. В Заскочье корабли не появлялись, наверное, уже сотню лет, поэтому хоббиты и испытали такое удивление при виде его.

Частично скрытый туманом, он медленно двигался вниз по течению и находился от заводи на расстоянии порядка ста ярдов. А на полпути между ним и сушей Сэм заметил две небольшие остроносые лодки, в которых сидело несколько мелких фигурок в чёрных масках; усердно работая вёслами, они быстро сближались с кораблём. Эланор среди них Сэм высмотреть не сумел, зато вполне отчётливо разглядел на палубе судна с дюжину высоких фигур — это были люди. Причём явно небезоружные — у некоторых за поясами поблёскивали кривые сабли…

— У-у, предатели, снюхались с Громилами! — сплюнул Пиппин, в бессильной ярости грозя мечом бандитам.

— Они схватили Эланор!.. — простонала Рози, в отчаянии заламывая руки.

Тут у Сэма как-то разом потемнело в глазах и, зарычав от бешенства, он прыгнул в реку. Не выпуская из рук Жала, он что есть сил принялся грести вдогонку за похитителями. Однако плавать наш парень толком не умел, и вспомнил об этом, лишь когда удалился от берега на добрый десяток ярдов. К тому же и его кольчужка, хоть и состояла из сверхлёгкого мифрила, тоже не добавляла плавучести. Всё это привело к тому, что Сэм сразу же начал тонуть. К счастью, мимо проплывало одно из брёвен, за которым недавно прятались нападавшие, и Сэм вцепился в него мёртвой хваткой. С его помощью он кое-как вернулся обратно к берегу, и там ему уже помогли выбраться на твёрдую почву Мерри и Пиппин.

— Без лодки их теперь не догнать… — горестно молвил Мериадок, поглядев вслед злоумышленникам.

Ответом ему был громкий всхлип Рози, которая стояла рядом и рыдала, закрыв лицо руками. Но вдруг она умолкла и резко повернулась к мужу.

— Сэм, ну где ты был раньше?! Я ведь звала тебя! — воскликнула она.

— Дорогая, я спешил, как мог, но в таком дыму ориентироваться было непросто… — пробормотал тот и, ласково обняв супругу, тяжко вздохнул. — Хотя какое это оправдание?..

— Хотел бы я знать, кто все эти негодяи, — проговорил Мерри, выходя на берег и отряхивая от воды мохнатые ноги.

— А мне кажется, одного я узнал… — уронил глазастый Пиппин, снова вперив  пристальный взгляд в корабль и лодки. — Если не ошибаюсь, это наш старый знакомый Хвощ… Вон он, приказы раздаёт…

— Билл Хвощ?! — изумлённо вскричал Мерри, стремительно оборачиваясь. — Вот же мерзавец! Не хватило ему тех гадостей, что он творил в Хоббитоне, так он теперь и сюда сунулся! И где только корабль раздобыл, подлец?

— А может, это он стоит за недавним нападением на тебя, Сэм? — неожиданно предположил Пиппин.

— Да? А что это я ему такого сделал?.. — отстранённо уронил Сэм, явно думавший сейчас о том, как вызволить свою дочь.

— Наверное, он не может тебе простить яблока, которым ты треснул ему прямо по носу ещё в первый наш приезд в Брыль, помнишь?

— А-а-а, — протянул Сэм, вспоминая. — Из-за такой ерунды мстить?

— Ну, похоже, его мелкой душонке и этого достаточно.

— Так это всё из-за ваших старых счётов?! — встряла тут в их разговор Рози, несколько отстраняясь от мужа. — Я понимаю, разные там нападения, но похитить Эланор!.. Делай, что хочешь, Сэмиус Гэмджи, а дочь нашу верни! Причём в целости и сохранности. Если с ней что-нибудь случится, я тебе этого не прощу! Так и знай!

— Ну вот, теперь я во всём виноват… — сконфузился Сэм.

— Ты или не ты, но Эланор верни! — потребовала Рози и даже топнула ножкой.

Пытаясь успокоить жену, Сэм взял её за плечи.

— Дорогая, я верну нашу дочурку, клянусь! Без неё можешь меня даже не ждать!

— Но как мы их догоним? — быстро спросил Мерри. — Лодок-то у нас нет, а пони, глупые животные, все куда-то разбежались!

— Один пони всё ещё здесь, — не согласился с ним Пиппин и показал рукой на дальние кусты, за которыми виднелся низкорослый конский силуэт.

— О, да это же Билл! — узнал своего любимца Сэм. — Умничка! Не бросил хозяина!

— Может, и остальные где-то поблизости? — с надеждой произнёс Мерри.

— Других я пока не вижу, — озираясь по сторонам, сказал Пиппин. — Но и Билла вполне хватит, чтобы тянуть телегу. А раз так, то мы можем ехать за пиратами по берегу, пока не придумаем, как попасть на их корабль.

— Нас только пятеро, не считая Рози, — засомневался Сэм, — а их там душ двадцать…

— Четверо, — подал тут голос Фолко и, когда друзья недоумённо обернулись к нему, пояснил: — Четверо нас. Фредегара можно не считать — он серьёзно ранен и не сможет преследовать злодеев. По уму, нашего толстячка нужно немедленно увезти к лекарю в Заскочье — уж очень много крови из него вытекло. Я хоть рану и перевязал, но в сознание его пока привести не смог…

Действительно, голову Фредегара охватывала повязка из куска скатерти, что друзья взяли с собой на пикник, а сам он был такой бледный, что походил на мертвеца.

— Хм, значит, телега и пони отменяются, — задумчиво молвил Мерри. — Это уже хуже. Но Фредегара и вправду нужно увезти к лекарю. Предлагаю это сделать Рози, а мы тем временем пустимся в погоню за похитителями пешком.

— Опасно отпускать её одну, — забеспокоился Сэм. — Не хватало ещё, чтобы и с ней что-нибудь случилось…

— Не волнуйся, я о себе позабочусь, — заверила его уже взявшая себя в руки девушка и подняла с земли дубинку Фредегара. — Если кто сунется — угощу на славу!

— А с пони-то сама справишься? — с изрядным скепсисом поинтересовался Пиппин.

— Ещё бы! — фыркнула Рози, уперев руки в бока. — Верхом я, правда, ещё ездить не научилась, но запряжёнными в телегу управлять смогу — приходилось уже.

— Ну и отлично! — обрадовался Мерри. — А пока…

Он вдруг сорвал с пояса свой роханский рог Йорла Юного, что подарила ему когда-то на прощанье Йовин, и громогласно затрубил в него старинный сигнал Заскочья:

 

ПРОСНИСЬ! ПРОСНИСЬ! БЕДА! ВРАГИ!

СКОРЕЙ ВСТАВАЙ! СЮДА БЕГИ!

 

Чистый звук рога разнёсся далеко окрест, переполошив кучу разной живности, а вот Фредегара так и не пробудил. Правда, Мерри и не ставил себе такую задачу. С помощью рога он прежде всего обращался к зоркой страже Заскочья. Вот только в ответ оттуда не раздалось никаких похожих сигналов.

— Надеюсь, дома услышат наш призыв и вышлют помощь, — сказал Мерри. — В противном случае нам придётся рассчитывать только на тебя, Рози. Как только встретишь наших, расскажи им о случившемся. Пусть вооружаются, садятся на лодки и догоняют нас. И лучше тебе поспешить! Мы же больше не можем оставаться здесь — смотрите, разбойники уже достигли корабля и грузятся на него…

И в самом деле, налётчики в этот момент шустро карабкались на корабль, а вслед за ними матросы стали втягивать туда же и лодки. И, как и раньше, наши хоббиты снова не смогли разглядеть среди копошащихся фигурок крошечную Эланор — то ли её уже подняли на борт, то ли как-то замаскировали от посторонних глаз. О том, что её и вовсе могли выбросить в реку, друзья даже не подумали…

Чтобы изловить любимого пони Сэма, много времени не понадобилось. Точнее, умное животное подбежало само, едва его позвали по имени. А вот остальные так и не отозвались. Искать их времени не было, поэтому хоббиты впрягли в повозку Билла, а затем туда бережно положили Фредегара. После этого компания дружно затушила тлеющие остатки костра, попутно собрав в единственную дорожную сумку разбросанные в ходе драки подстилки и съестные припасы.

— Еды маловато, — удручённо заметил Пиппин. — И это притом, что ещё неизвестно, сколь долго мы будем преследовать супостатов. Одна надежда, что ребята из Заскочья не забудут захватить с собой припасов побольше.

— Я им передам, — пообещала Рози.

Мерри, Фолко и Перегрин попрощались с ней и отошли в сторонку, предоставив Сэму возможность проститься с женой наедине. Все понимали, что дело, в которое они поневоле ввязались, опасное и может затянуться на неопределённый срок.

— Ну, Сэм, будь осторожен! — напутствовала мужа Рози, разглаживая на его груди продырявленную кинжалом куртку.

— Будь спокойна! — немного нервно улыбнулся тот и, порывисто наклонившись, крепко поцеловал супругу.

Затем он подсадил её в повозку и коротко кивнул, как бы говоря, что ей пора уезжать. Рози посмотрела на него долгим тоскливым взглядом, помахала рукой остальным и тронула вожжи. Парни глядели ей вслед, пока она не скрылась за деревьями. Тогда Сэм повернулся к приятелям и коротко бросил:

— Ну, вперёд!

Подхватив сумку, все четверо устремились рысью по дороге на юг. Корабль с разбойниками к тому времени уже исчез из поля зрения, и это обстоятельство заставляло их поторапливаться. Но через короткое время преследователи снова увидели его и совсем не обрадовались: их разделяло теперь не менее полумили. Причём подгоняемый ветром и несомый течением корабль заметно ускорился, что тоже не прибавляло хоббитам оптимизма. Никто из них никогда специально не занимался бегом, а потому уже через несколько минут безуспешной попытки сблизиться с судном вся компания совершенно выдохлась и вынуждена была перейти на шаг.

— А меня вот всё время мучает вопрос: зачем им понадобилась Эланор? — задумчиво молвил Пиппин, с болезненной гримасой держась за бока. — Ведь, судя по всему, целью этого нападения опять был ты, Сэм.

Тяжело дыша, тот пожал плечами.

— Может, они решили таким образом досадить мне напоследок, ведь оба покушения провалились.

— А мне сдаётся, что они нас всего-навсего куда-то заманивают, — высказал своё предположение Мериадок. — Как только отойдём подальше от Заскочья, они запросто могут на нас снова напасть.

— Ну, хоть их и больше, зато мы теперь будем всегда настороже, — заметил на это Пиппин.

— Мерри прав, — произнёс тут Фолко. — Мы не можем так рисковать. Считаю, нам лучше перейти к скрытому преследованию. Это позволит нам дождаться момента, когда бандиты, не видя нас, расслабятся и потеряют бдительность, а мы этим воспользуемся.

— Если мы будем и дальше ползти, как полудохлые калеки, то скоро нам все эти хитрости и не понадобятся… — сурово обронил Сэм. — Ну, вы понимаете, что я имею в виду.

— Понимаем, — вздохнул Мерри. — Корабль набрал скорость, и вряд ли мы сможем нагнать его в ближайшее время. А вскоре он и вовсе скроется из виду. К тому же не за горами ночь, а мы не следопыты, чтобы в темноте продолжать преследование.

— А почему нет? — не согласился с ним неунывающий Пиппин. — Дорога ведь идёт строго вдоль берега, вот и будем двигаться по ней, пока совсем не выбьемся из сил.

— Ага, чтобы бандюганы взяли нас тёпленькими! — возразил Мерри. — Нет уж. Предлагаю идти за кораблём таким манером, чтобы мы не стали лёгкой добычей. К тому же ночью наверняка опять будет туман, а это сулит дополнительные сложности.

Пиппин презрительно фыркнул и передёрнул плечами.

— Сделаем факелы и спокойненько продолжим путь.

— В тумане они быстро отсыреют, — не сдавался Мерри. — Да и заметны будут ещё издали, так что о скрытном преследовании с ними можно сразу забыть.

— Ну-у-у… тогда устроим привал до утра и продолжим преследование уже при свете дня, — парировал Пиппин после секундной заминки. — Река с кораблём ведь никуда не денется, а значит, рано или поздно мы настигнем разбойников. Может, даже наши к этому времени догонят нас.

— Я с самого начала на это и намекал, — торжествующе усмехнулся Мерри, как бы подводя черту в их споре.

Пиппин хотел что-то ещё сказать, но тут заговорил Фолко.

— Ну, раз с этим мы определились, может, поедим, наконец? — предложил он.

— А вот это было бы неплохо, — согласился Мерри и погладил живот. — Я тоже что-то проголодался.

— Ещё бы! — жарко воскликнул Пиппин. — Второй завтрак-то мы пропустили, а обед не состоялся — прямо безобразие какое-то! И, как мне кажется, пропустим также полдник…

Сэм посмотрел на своих друзей, но осуждать их не спешил. Хоббит есть хоббит, он даже в беде не перестанет думать о хлебе насущном. А в условиях изнурительной погони — тем паче. Потому Сэм мотнул головой и бросил:

— Не пропустим. Будем перекусывать на ходу или во время коротких остановок.

Так оно и вышло. Хоббиты то шли, то бежали ещё часа два, пока корабль окончательно не скрылся из видимости, чему немало способствовали густые заросли кустарника и деревьев, покрывавшие в этой местности оба берега Брендидуина. Ивлинку они давно миновали, и на тот момент похитителей и преследователей разделяло уже несколько миль, причём это расстояние с каждой минутой всё больше увеличивалось. Вдобавок четвёрка друзей совершенно запыхалась и в итоге вынуждена была сделать первый привал.

— Нет, так мы не догоним их, — заметил Сэм, тяжело опускаясь на землю возле раскидистой ивы.

— А может, нам позвать Тома Бомбадила на выручку?! — вдруг озарило Пиппина. — Его владения как раз здесь неподалёку…

Светлое воспоминание о добром весельчаке Бомбадиле всколыхнуло в душах хоббитов надежду, но Сэм быстро развеял её.

— Нет, Том не придёт, — с печальной убеждённостью заявил он. — Если верить Гэндальфу, дела, творящиеся за пределами Древлепущи, Бомбадила не интересуют. И уж тем более он не будет гоняться за пиратами по реке.

— Жаль, — вздохнул Пиппин. — Тогда нам остаётся только уповать на помощь из Заскочья.

— Угу. Но что-то долго они там копаются, — проворчал Мерри, посмотрев на реку в северном направлении. — Надеюсь, Рози благополучно достигла Заплота. Может, не стоило отправлять её одну?..

Друзья не зря переживали на этот счёт. Вот только не знали они, что, не проехав и четверти мили от Зелёной Заводи, у повозки Рози неожиданно отвалилось колесо. Своими силами справиться с поломкой она не смогла, а потому распрягла пони, кое-как взгромоздила на него тяжеленного Фредегара, и, придерживая его, чтобы не свалился, дальше двинулась пешком, ведя животину в поводу. Разумеется, повозку ей пришлось бросить.

Из-за этих обстоятельств путь до Заскочья у неё занял намного больше времени, и Заплота она достигла лишь к вечеру, когда небо вдруг заволокли тяжёлые дождевые тучи, а с реки на берег вновь полез густой туман. Вдобавок вскоре хлынул холодный проливной дождь с грозой и резкими порывами ветра, вызвавшими на Брендидуине настоящий шторм.

Выслушав Рози, стражники Заплота категорично заявили, что сигнала Мерри не слышали, после чего переложили Фредегара на носилки и унесли к целителю. К сожаленью, в связи с непогодой немедленно выслать помощь Сэму и Ко у них тоже не вышло — пускаться сейчас в плавание на утлых лодках по бурливой воде было сущим самоубийством, да ещё в такой туман.

В результате, бесплатно распределив Рози в ближайшей таверне, где она получила не только кров, но и ужин, заскочцы пообещали ей собрать дружину и выйти в дорогу, как только уляжется волнение на реке. Однако гроза бушевала всю ночь и несколько притихла лишь к одиннадцати часам следующего дня. Тем не менее дождь продолжал лить не переставая, а в свинцовых небесах нет-нет да и ворчал гром. Брендидуин вздулся от избытка воды и кое-где вышел из берегов. К тому же местные жители заметили, что от деревянных пирсов ночью оторвало и унесло течением несколько лодок.

— Опасно сейчас сплавляться по реке, — с досадой констатировал главный ширриф Южного Заскочья Мэтт Бриннинг, мрачно смотря с высокого берега на заливаемые огромными волнами причалы. — Предлагаю отправить в помощь вашему супругу, миссис Гэмджи, верховой отряд. Пони до корабля, конечно, не смогут добраться, зато позволят взять с собой достаточно съестных припасов, чтобы посуху преследовать пиратов. А как Брендидуин малость успокоится, мы дополнительно отправим ещё один отряд уже по воде.

Рози, стоявшая в этот момент рядом с ним под зонтом, благодарно кивнула. По её измождённому лицу было видно, что ночью она, очевидно, так и не спала, переживая из-за дочери и мужа.

А примерно через час из южных ворот Заплота выехали вооружённые луками и дубинами три десятка всадников. Так как дождь не кончался, туман всё никак не рассеивался, а пони дополнительно несли дорожное снаряжение и съестные припасы, то по скользкой дороге отряд двинулся не галопом, а лёгкой рысью.

Рози же осталась в Заскочье присматривать за Фредегаром, который наконец-то пришёл в себя и первым делом затребовал еды. Ещё вчера, во время осмотра раненого, лекарь сообщил, что череп больного не повреждён, но у него вполне возможно серьёзное сотрясение или даже ушиб мозга. Поэтому Фредегару прописали на несколько дней строгий постельный режим с усиленным питанием, чему, по правде говоря, тот был только рад. Особенно после того, как узнал от Рози, чем закончился их вчерашний пикник.

 

А что же наши Сэм, Пиппин, Мерри и Фолко? Нагнать к ночи корабль с похитителями маленькой Эланор им так и не удалось. Разыгравшееся ненастье застало их в двадцати милях южнее Заскочья, вынудив укрыться от дождя и холода в большом наземном дупле расколотого молнией дряхлого дуба, стоявшего на берегу реки.

— Если в это дерево раньше уже била молния, то где гарантия, что она не ударит в него снова? — бормотал Пиппин, опасливо поглядывая из расщелины на озарённое зарницами небо.

— Типун тебе на язык! — проворчал Мерри, зябко кутаясь в свой плащ.

Однако типун не помог, и ночью, когда усталых путников сморил сон, в верхушку дуба и в самом деле ударила молния! От сокрушительного удара дерево затряслось и моментально вспыхнуло, несмотря на мокрую от дождя кору и древесину. Проснувшись от страшного грохота и увидев в щель объятые огнём сучья, падающие сверху, друзья с криками выбежали вон. И тут же оказались по щиколотку в воде — от ливня река разлилась, гоня на низкий берег бурлящие волны.

— Дурацкая была затея — прятаться в столь опасном дереве! — перекрывая шум бури, прокричал Сэм приятелям, когда они немного отбежали от пылающего гигантской свечой дуба. — Нужно искать более подходящее место.

— Зато с костром теперь проблем не будет, — заметил Пиппин, поднимая одну из горящих ветвей.

— Что верно, то верно! — согласился с ним Мериадок, с довольным видом наклоняясь за другой веткой, которая, однако, лишь ярко тлела. — Давайте, друзья, соберём эти сучья и поищем хорошее место для костра и ночлега.

К счастью, долго искать не пришлось. Пылавший великан ярко освещал окрестности, и вскоре хоббиты обнаружили в сотне шагов от него рощицу молодых падубов, вершины которых причудливо переплелись друг с другом, образуя достаточно плотный навес из веток. Конечно, всю влагу, лившуюся с небес, задержать этот навес не мог, но единичные капли уже не смущали промокших и продрогших на холодном ветру путешественников. Они быстро организовали костёр, дополнительно натаскали к нему большой запас веток из подлеска, после чего сняли с себя мокрую одежду и развесили её у огня сушиться. Так как они ранее уже все поужинали, то сейчас просто завернулись в чудом оставшиеся сухими шерстяные подстилки и завалились спать у костра, предварительно назначив очерёдность ночных дежурств.

Но больше никаких происшествий за ночь не случилось. Даже загоревшийся от молнии дуб через пару часов погас, не выдержав схватки с дождём.

А утром друзей ждала очередная неожиданность. Когда они спустились к вышедшему из берегов Брендидуину умыться, то, к своему величайшему изумлению и тревоге, разглядели в туманной завесе два смутно знакомых силуэта, темневших в камышах. Пиппин первым определил, что это такое.

— Лодки! — воскликнул он. — И, кажется, пустые…

— Тише ты, разорался! — шикнул на него Мерри и настороженно огляделся по сторонам; в его руке тускло сверкнул обнажённый меч. — Вдруг они бандитские…

Однако вокруг всё заволокло таким туманом, что разглядеть в нём что-то ещё не представлялось возможным. Даже ближайшие деревья и кустарники выглядели из-за этого всего лишь неясными тенями.

— Не похоже, — усомнился Пиппин. — Но я схожу туда.

Он единственный из всех был сейчас без портков, а потому, подхватив с земли палку, без плеска вошёл в ледяную воду и двинулся в сторону лодок. Когда же он достиг их, беспокойная вода доходила ему уже по пояс, то и дело норовя опрокинуть парня навзничь очередной волной.

— Никого! — послышался затем его громкий голос, и оставшаяся на берегу троица облегчённо вздохнула.

Тем временем Пиппин подхватил лодки за обрывки фалиней[15] и потянул за собой к берегу. Приятели помогли ему затащить посудины на сушу, а затем заглянули внутрь их.

— Ух ты, и вёсла есть! — обрадовался Фолко. — Ну что за подарок судьбы!

— Воистину подарок, — пробормотал не менее довольный и несколько обескураженный столь своевременной находкой Сэм.

Как самый искушённый из друзей по части речных судов и плавания на них, Мерри тщательно осмотрел лодки и нашёл их в хорошем состоянии, без трещин и повреждений. В одной, помимо вёсел, даже обнаружился небольшой гарпун на верёвке.

— Рыбацкие, из Заскочья, — констатировал он, указав на зауженный нос и широкую корму челноков. — Должно быть, унесло у кого-то во время шторма.

— Не повезло кому-то, — посочувствовал Фолко.

— Зато повезло нам, и очень, надо сказать, вовремя, — заметил Мерри. — От Хвоща и его бандитов, я уверен, мы отстали основательно. Наверняка они плыли всю ночь, пока мы тут дрыхли, так что предлагаю незамедлительно отправляться в погоню, но уже на лодках.

— А не слишком ли быстрое течение? — засомневался Пиппин, прислушиваясь к шуму стремнины, скрытой в тумане.

— Как раз то, что нужно, — убеждал Мерри. — Не придётся грести самим — река понесёт нас. Конечно, определённый риск в этом есть, и без веских причин я бы раньше ни за что не пошёл на такое, но… Река здесь достаточно широка и глубока, так что опасность сесть на мель или напороться на подводный камень минимальна. Тем более что за ночь уровень воды ещё больше поднялся.

Друзья вопросительно посмотрели на Сэма — всё-таки он был инициатором этого похода, а значит, и самый главный в нём, хотя и предпочитал пока помалкивать.

— Ну, полагаю, нам ничего не остаётся, как только рискнуть, — молвил он.

— Тогда разделимся на пары, — оживился Мерри. — В одной лодке поплывём мы с Фолко, а в другой ты с Пиппином — на лодках плавать он теперь большой мастак.

На том и порешили. Вернувшись к месту своего ночлега, хоббиты согрели чай, скудно перекусили хлебом с сосисками, собрали свои пожитки в сумку и стали грузиться на лодки. Оттолкнувшись затем вёслами от берега, они уверенно направили челны на середину Брендидуина, где скорость течения была максимальной. Река живо подхватила две лёгкие скорлупки и стремительно понесла их на юг, самопроизвольно расположив друг за другом: впереди — Фолко с Мерри, а позади — Перегрин с Сэмом. Нашим смельчакам теперь оставалось лишь корректировать движение своих лодок, чтобы их не разворачивало боком к течению. Но у Пиппина, Мерри и Сэма уже имелся некоторый опыт плавания по крупным рекам, поэтому каких-то чрезмерных затруднений с решением этой задачи не возникло.

Единственное, что всех смущало, это непрекращающийся дождь и туман, густым полотном повисший над водой. Однако друзья надеялись, что никаких неожиданных порогов или водоворотов им на пути не встретится, а больших и непроходимых водопадов, как они все знали со слов Мерри, ниже по течению Брендидуина не было.

 

Примечания

 

[13] Грандиозная стена из колючей растительности, охватывавшая Заскочье на севере, востоке и юге.

[14] Первый год Четвёртой Эпохи по летоисчислению Гондора и Арнора.

[15] Фалинь — верёвка, крепящаяся к носу либо корме лодки, с помощью которой её можно буксировать или привязывать к чему-либо.

4 глава. Сонное царство

Седьмая ночь погони для объединённого отряда Гимли и Леголаса прошла, на удивление, спокойно — пауки-мертвяки почему-то ни разу не побеспокоили его. Благодаря этому все прекрасно отдохнули и, когда рассвело, снова вышли в дорогу. Раненые сегодня чувствовали себя немного лучше, поэтому путешественники могли двигаться быстрее и с меньшими остановками.

Проведя ночь у подножия холма, с которого они впервые увидели Эмин-Дуир, преследователи наутро обнаружили, что лес здесь стал ещё более редким и светлым, а почва — более твёрдой и каменистой. Поэтому им не составило особого труда найти новые следы похитителя Аркенстона, ибо тому приходилось теперь всё чаще пробираться через лес не по деревьям, а по земле. После холма он ожидаемо повернул на восток, но очень скоро опять двинулся на юго-запад. Не забывавший всю неделю поддерживать регулярную связь со своими отдалёнными сородичами, Леголас объяснил такое поведение невидимого беглеца тем, что его вновь спугнули дозорные эльфы Трандуила, охранявшие южную границу лесного королевства. Однако и им не удалось засечь злодея, который уже значительно опережал отряд Гимли.

Читать далее…

3 глава. Мёртвый сезон

[На заметку: в этой главе встречаются примечания. Их расшифровку смотрите в конце главы]

— Лопни мои глаза! — воскликнул Двалин, глядя на пузатые мохнатые тела, лежавшие на земле кверху ногами. — Это же отродья Шелоб!

— Старый кошмар вернулся! — вторил ему Нори, с ужасом рассматривая пауков.

— Ну и запашок от них! — добавил Бифур, зажимая нос пальцами.

Действительно, от пауков исходил удушающий тошнотворный смрад, от которого перехватывало дыхание и слезились глаза.

Читать далее…

2 глава. В дебрях Сумеречья

[На заметку: в этой главе встречаются примечания. Их расшифровку смотрите в конце главы]

Удручённо теребя бороды и изрыгая проклятья на голову ускользнувшего невидимого вора, гномы в полной растерянности оглядывали нескончаемую древесную стену, вставшую у них на пути. Всем известно, что их народ не питал особой любви к лесам, ему была мила лишь земная твердь и её недра. А Сумеречье, издавна имевшее дурную славу, в сгущающемся сумраке и вовсе нагоняло на них полнейшую жуть.

— Ну, и что будем делать дальше? — спросил у Гимли Двалин, наконец отрываясь от созерцания леса, который будил у него сейчас, пожалуй, самые худшие воспоминания ушедшей Эпохи.

— Что-что — нужно идти следом за вором, — буркнул тот, и видно было, с какой неохотой он это произнёс.

Читать далее…

1 глава. Тайна Одинокой Горы

Друзья! Представляю вам первую книгу цикла «Тень Властелина», являющегося прямым продолжением знаменитой саги «Властелин Колец». В ней вас ждут радостные встречи с полюбившимися героями оригинала и новые опасные приключения.

Видео к роману:

Тизер — https://youtu.be/7dYmyC19coo

Трейлер —https://youtu.be/CJH2ExQO884

 

Аннотация

  Несколько лет минуло со времён Войны Кольца. Тёмный Властелин был окончательно повержен, а его несметные рати — разбиты. Казалось, в Средиземье наконец воцарился прочный мир. Но… внезапно откуда-то вновь подул ветер перемен. И вот в Эреборе завелись загадочные воры, а в Шире средь бела дня стали орудовать дерзкие убийцы. Почти одновременно с этим небольшой отряд отчаянных сорвиголов из центра континента отправляется с необычной и опасной миссией на Крайний Восток.

Читать далее…

Щит

 

Щит

(в рассказе имеют место реальные события)

 

Дмитрий глянул на часы и продолжил прерванную вечернюю прогулку. Неизвестные молодчики, ещё минуту назад пытавшиеся ограбить его, уже больше не обращали на него никакого внимания и самозабвенно дубасили друг друга. Доходило ли до них, что с ними происходит, чувствовали ли управляющую их волей неведомую силу – это мало волновало Дмитрия. Бесспорным было то, что Щит хранил его, и хранил безотказно уже многие годы.

Дмитрий нащупал через рубашку свой амулет на серебряной цепочке, а затем и вовсе снял его с шеи. На ладони у него поблёскивал в свете восходящей луны тёмный полированный кусочек дерева в виде миниатюрного щита. Это был его оберег, умело вырезанный из какой-то древесины.

Он улыбнулся и любовно погладил Щит. С ним было связано много знаменательных моментов. Но сейчас Дмитрий вспомнил вдруг, как он заполучил этот охранный талисман, мысленно вернувшись на двадцать два года назад – в своё детство, когда ему было восемь лет и он учился из-за семейных неурядиц в школе-интернате…

 

…Почерёменков истошно вопил и извивался на полу под ударами Ольги Егоровны.

– Вот тебе! Вот!.. Только попробуй… ещё… не сделать… домашнее задание!.. – чеканя слова, приговаривала она, хлеща его указкой.

Притихший класс с содроганием наблюдал за этой экзекуцией. Димка сидел на задней парте, прячась за спиной соседа впереди, и старался даже не дышать. Ему хотелось сжаться, стать незаметным, ведь он тоже вчера, как и Серёга Почерёменков, весь вечер гулял и не сделал домашней работы…

Вдруг указка с громким треском переломилась о спину Почерёменкова, и это спасло его.

– У-у-у, негодяи! Сколько указок уже сломала из-за вас!.. – прорычала Ольга Егоровна и пнула Серёгу под зад. – На место!

Вытирая слёзы и размазывая сопли по всему лицу, Почерёменков проковылял к своей парте.

Избиения учителями воспитанников в интернате являлось делом обычным, и ученики принимали это как должное, опасаясь лишь одного – как бы не провиниться.

Ольга Егоровна – классная Димки, женщина пожилая – грозно оглядела напуганный класс. Затем стала медленно прохаживаться вдоль рядов, проверяя тетради. С замиранием сердца Димка украдкой следил за её приближением. Вот она уже возле него. Остановилась. И вдруг положила на плечо вздрогнувшего Димки свою тяжёлую руку.

– Дима! А твоя где тетрадь?

Бедняга вдруг почувствовал, как всё его существо наполняется беспросветным ужасом.

– Ой!..– вякнул он и полез в портфель. – Сейчас…

Однако напрасно Димка искал там тетрадь, точнее, делал вид, что ищет, ведь он специально оставил тетрадку в спальной палате – так у него появлялся небольшой, но шанс избежать побоев.

– Ну! – поторопила его учительница.

– Я… я, кажется, забыл её в палате… – промямлил тот, не поднимая глаз.

– Раззява! – повысила голос Ольга Егоровна. – Бегом за ней!

– Он врёт! – вдруг крикнул Почерёменков. – Он тоже вчера гулял и ничего не приготовил!..

Димка и Серёга с самого начала были врагами и постоянно дрались. Димка метнул на Почерёменкова уничтожающий взгляд и увидел в глазах того злорадство.

– Правда? – сдвинула брови классная.

От неё не укрылось, какими взглядами обменялись мальчишки.

– Ах ты, разгильдяй! – рявкнула она и, схватив Димку за ухо, выдернула его из-за парты.

Димка понял, что это конец. Не ему конец, безусловно, а конец его уху.

– Трус!.. Жалкий лгун!.. – Ольга Егоровна принялась виртуозно крутить Димке слуховой орган.

Тот заорал от невыносимой боли. Но недолго беспощадная женщина истязала слабого ребёнка: он, видимо, не отдавая себе отчёта, вдруг изловчился, ухватился за свободную руку классной и что есть силы укусил её…

Тут взревела, словно стадо медведей, уже Ольга Егоровна и отпустила ухо своей жертвы. Класс ошалел, поражённый смелой выходкой Димки. А тот, почувствовав свободу, мигом вскочил на свою парту, пробежал по ней, спрыгнул на пол и пулей помчался к выходу.

– А-а-а!.. Держите его! Ловите! – закричала Ольга Егоровна.

Но никто из обалдевших ребят даже не шевельнулся, и Димка беспрепятственно выскочил из класса. Он летел по коридору, а вслед ему неслись крики разъярённой учительницы:

– Гадёныш!.. Убью!!!.. Тварь!..

Только покинув школу, Димка понял, Что он сотворил и Что теперь его ждёт. А ведь встреча с Ольгой Егоровной всё-таки была неизбежной…

Не помня себя, он помчался прочь с территории интерната, лишь бы спрятаться где-нибудь, хотя бы на время – вечером ему ведь всё равно придётся возвращаться в спальный корпус.

Он бежал через интернатовский сад, когда его кто-то окликнул:

– Эу, Димка? Ты почему не на уроке?

Димка вздрогнул и собрался припустить ещё быстрее, но голос звучал приветливо, да и он узнал его. Мальчик остановился и обернулся: возле одной из слив стоял с лопатой в руках Евгеньич – интернатовский садовник. Евгеньичу на вид было лет шестьдесят, натуру он имел добрейшую, всегда с удовольствием шутил и играл с детьми; воспитанники интерната его просто обожали.

Евгеньич подошёл к Димке. При виде слёз на глазах и неестественно красного уха его такое светлое и добродушное лицо помрачнело, а взгляд бездонных синих глаз стал сосредоточенным и пронизывающим. Очевидно, по внешнему виду Димки Евгеньич догадался, что произошло с ним, так как покачал головой и сказал:

– Ай-ай-ай! Снова Егоровна бушует… Непорядок!

Он погладил Димку по голове, затем воткнул лопату в землю и взял мальчонку за руку.

– Пойдём-ка со мной.

Димка абсолютно доверял Евгеньичу и поэтому без страха пошёл с ним, не опасаясь, что тот предаст его и отведёт обратно к классной. В обществе садовника он почему-то всегда забывал все страхи и чувствовал себя в полной безопасности.

Они вышли из сада и не спеша направились к домику Евгеньича. Уже там, оставив Димку дожидаться на крыльце, садовник вошёл внутрь. Но вскоре вернулся, держа одну руку за спиной.

Пристально взглянув в глаза мальчику, он молвил:

– Дима, я хочу тебе кое-что подарить…

Тот с живым интересом воззрился на Евгеньича, который вытащил руку из-за спины. На пальцах у него покачивался на тоненькой цепочке малюсенький деревянный щит, формой напоминавший сердце. Димка недоумённо посмотрел на садовника и, взяв неприглядную деревяшку, принялся рассматривать её.

– Это не просто кусочек дерева, это оберег, защитный амулет, – таинственным шёпотом пояснил Евгеньич. – Пока он с тобой, никто не тронет тебя. Смотри, береги Щит, не потеряй! И если не захочешь, никто не отнимет его у тебя.

Он надел оберег на шею Димке и добавил:

– Ну, а теперь можешь возвращаться на урок… И ничего не бойся! Ступай.

Пробормотав слова благодарности, Димка ушёл. Но на урок решил не возвращаться – ему было страшно встречаться со своей классной. И хоть он и не сомневался в словах Евгеньича, всё же не мог представить себе, каким образом этот амулет может защитить его от побоев. Поэтому по какой-то причине направился совсем в противоположную сторону — к спальному корпусу, ноги сами понесли его туда.

Постоянно оглядываясь – как бы не появилась Ольга Егоровна, – он вошёл в общежитие и сразу же столкнулся нос к носу со своим самым большим кошмаром. Классная держала в руке толстую суковатую палку и, завидев мальчугана, в один миг схватила его.

– Попался, змеёныш!!! – с ликованием прошипела она и, словно паук свою жертву, поволокла Димку в полумрак фойе. – Сейчас ты у меня за всё получишь!..

Парализованный ужасом, Димка даже не сопротивлялся. Протащив мальчишку несколько метров, Ольга Егоровна толкнула его на пол. Затем быстро размахнулась и нанесла удар. Димка напрягся и попытался отползти в сторону, но палка описала дугу и что есть мочи врезала классной по ноге. Она взвизгнула и, пошатнувшись, чуть не упала.

Потерев ушибленную ногу и не понимая, как она могла стукнуть саму себя, Ольга Егоровна нанесла повторный удар. Однако движение руки снова оказалось неверным, и палка угодила в другую ногу пожилой учительницы. Она с криком упала на колени, а Димка вытаращил глаза и невольно взялся рукой за свой амулет. Похоже, он действовал…

Между тем Ольга Егоровна свои промахи списала на вертлявость Димки и, с искажённым от ярости лицом, вскочила и нанесла уже целую серию ударов. Но… они опять достались её ногам, где в результате что-то хрустнуло, и классная с оглушительным воем рухнула на пол.

Димка с открытым ртом наблюдал за всем этим, с восторгом отметив то, как некий невидимый щит отразил от него все удары. Но потом опомнился, шустро подпрыгнул и метнулся к выходу. Он не видел, что Ольга Егоровна, превозмогая боль, подняла палку и кинула её ему в спину. Однако дубина, не долетев до Димки, вдруг отрикошетила от чего-то незримого и с удвоенной силой врезала женщине в лоб. Та упала навзничь, потеряв сознание.

А Димка, выбежав на улицу, что есть духу понёсся к Евгеньичу в домик. Но садовника там не оказалось. Оббегав всю территорию школы, Димка также нигде не обнаружил его. Недоумевая, где может быть Евгеньич, паренёк засел в кустах и наблюдал, как увозят на «скорой помощи» классную. Сомнений в чудодейственной силе своего амулета у него больше не осталось. Тогда же Димка внезапно осознал, что в его жизни случился серьёзный поворот и многое теперь будет происходить иначе.

А вечером учебное заведение облетело известие, что Ольгу Егоровну положили в больницу с сотрясением мозга, ушибами и переломами ног. Причём никто не понимал, что же случилось, кто напал на учительницу. Сама же она находилась в невменяемом состоянии, и внятного рассказа по этой причине от неё добиться было невозможно. Мало того, на следующий день Димка с огорчением узнал, что из интерната вдруг уволился Евгеньич. Больше Димка его никогда не встречал…

Ольга Егоровна же, толком ничего не объяснив, тоже уволилась спустя два месяца — едва начала ходить самостоятельно, без костылей. Но Димке было очевидно, что она просто испугалась, стала бояться его, ибо видела такое, что не входило в рамки обычного.

 

…С тех пор прошло много лет, но Щит ещё ни разу не подводил Дмитрия. Причём действие его всегда проявлялось по-разному. Кто наделил этот кусочек дерева такой сверхъестественной силой? Кем был Евгеньич-садовник, хранивший и передавший Щит Дмитрию? Почему он подарил Такую Вещь именно ему? На это парень не мог ответить до сих пор.

Он вздохнул, надел оберег на шею и медленно направился к дому.

июль 2001 г.

  Обсудить на форуме

Крутая тачка

Крутая тачка
(рассказ)

/2017 год. США, предместье Лос-Анджелеса, штат Калифорния/

Серебристый Hennessey Venom F5 мчался по практически пустынному утреннему шоссе, легко обгоняя иногда попадающиеся на пути машины. Их водители протестующе сигналили вслед несущемуся гиперкару, но вызывали этим лишь презрительные ухмылки двух молодых лихачей, управлявших автомобилем. Точнее, управлял машиной лишь один из них — Майк Фарлини, владелец «Венома», а его приятель Питер Вейсман сидел рядом на сиденье и потягивал лёгкое пивко. Утробный рёв мотора услаждал слух парней и невольно заставлял прибавлять обороты, хотя скорость авто сейчас итак уже превышала 250 километров в час. Вчера у Майка был День Рождения — ему стукнул двадцать один год, — и эту машину он получил в подарок от своего отца-банкира. Изготовленный по спецзаказу, гиперкар стоил поистине колоссальных денег — около 1,5 миллионов долларов.

Читать далее…

↓
Перейти к верхней панели